Понедельник, 19.11.2018, 13:58

ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА 21-го ВЕКА
 
 



Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Шатун | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Литература Дальнего Востока » Чукотский Автономный Округ » Чукотский Автономный Округ (информация)
Чукотский Автономный Округ
dvlitДата: Воскресенье, 20.04.2008, 15:46 | Сообщение # 1
Sverh-Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 59
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Информация взята здесь - http://bse.sci-lib.com/article122784.html

Чукотский автономный округ.
Образован 10 декабря 1930. Расположен на крайнем С.-В. СССР (сейчас - Российской Федерации). Занимает Чукотский полуостров, прилегающую к нему часть материка и острова: Врангеля, Айон, Аракамчечен, Ратманова и др. Омывается Восточно-Сибирским, Чукотским и Беринговым морями. Площадь 737,7 тыс. км2. Население 127 тыс. чел. (на 1 января 1977). Разделён на 8 административных районов, имеет 2 города и 18 посёлков городского типа. Центр — г. Анадырь.

Природа. Берега Восточно-Сибирского и Чукотского морей изрезаны слабо, крупный залив — Чаунская губа. Берингово море имеет ряд удобных и глубоких фиордов (бухты Провидения, Глубокая и др.), а также крупных заливов (Лаврентия, Мечигменский, Креста, Анадырский и др.). Моря, омывающие округ, большую часть года покрыты льдом. Преобладают плоскогорья и горы; центральная часть округа занимает сильно заболоченная Анадырская низменность, к С. от неё — хребет Пекульней (высшая точка 1381 м) и Чукотское нагорье (высшая точка 1843 м), состоящее из многочисленных хребтов и средневысотных массивов. К С.-З. от Анадырской низменности расположено Анадырское плоскогорье, к которому с З. примыкает Анюйский хребет (высшая точка 1735 м). На Ю. округа — хребты, принадлежащие Корякскому и Колымскому нагорьям. Юго-западная часть Чукотский автономный округ занимает окраина Юкагирского плоскогорья с высотами от 500 до 700 м. На С. вдоль морских побережий — Чаунская, Ванкаремская низменности. Полезные ископаемые: оловянные и ртутные руды, каменный и бурый уголь, газ и др.

Климат округа суровый; на побережьях — холодный, морской, во внутренних районах — резко континентальный. Зима длится 8—9 мес. Средняя температура января на побережье Берингова моря от —15 до —21 °С, во внутренних частях от —27 до —39 °С. Минимальные температуры от —38 до ¾55 °С. Зимой — сильные ветры. Лето короткое, прохладное и дождливое. Средняя температура июля на С. округа 5¾8 °С, на побережье Берингова моря 9—10 °С, на Анадырской низменности (пос. Марково) 13¾14 °С. Осадков выпадает на З. 200 мм в год, в среднем течении р. Анадырь 300¾500 мм в год. Продолжительность вегетационного периода от 75 (Певек), 88 (Анадырь) до 101 (Марково) сут. Повсеместно распространена многолетняя мерзлота.

Реки принадлежат бассейнам Северного Ледовитого и Тихого океанов, наиболее крупная — р. Анадырь. Реки характеризуются длительным ледоставом (7—8 мес), неравномерностью стока, высокими и быстрыми паводками, промерзанием многих водотоков до дна и широким развитием наледей. Большинство рек относится к горным. Анадырь впадает в Берингово море; основные её притоки — Белая, Майн, Танюрер. Колыма впадает в Восточно-Сибирское море; главные притоки: Омолон, Большой и Малый Анюй. Крупные озёра — Красное, Эльгыгытхын, Пекульнейское.

Преобладают горно-тундровые почвы. На низменностях распространены глеевые, глеево-болотные и торфянисто-глеевые почвы; по долинам рек и под лиственничным редколесьем — глеево-подзолистые почвы. Для сельского хозяйства наиболее пригодны аллювиальные и торфяно-подзолистые почвы речных долин, бассейн р. Анадырь.

Растительность преимущественно тундровая. Распространены горные сухие тундры с карликовыми кустарниками и кустарничками, камнеломками. Низменности заняты лишайниковыми (ягель, цетрарии), моховыми и кочкарными тундрами с изреженной растительностью (пушица, осоки, мытник, кустарнички голубики, брусники и др.). Лишайниковые и кочкарные тундры используются как оленьи пастбища. В бассейне р. Анадырь и других рек встречаются леса из лиственницы, тополя, чозении, берёзы; из кустарников — ива, ольха, смородина, малина, шиповник и др. Полоса вдоль Северного Ледовитого океана и острова относится к арктической пустыне.

Животный мир состоит главным образом из представителей тундры, встречаются также и таёжные виды. Водятся: песец, лисица, волк, росомаха, бурундук, белка, евражка, лемминг, заяц-беляк, бурый и белый медведи, северный олень, снежный баран, ондатра, норка и др. Многочисленны птицы: белая и тундреная куропатки, утки, гуси, лебеди; на побережье — кайры, гаги, чайки, образующие «птичьи базары». Моря богаты рыбой (кета, горбуша, голец) и морским зверем (морж, нерпа, серый кит и др.); в реках и озёрах водятся чир, нельма, хариус. Много насекомых: комаров, мошки, слепней.

Население. 12% населения составляют народы Севера — чукчи, эскимосы, эвены, юкагиры и др. 70% населения русские (перепись 1970); проживают также украинцы (10,3%), белорусы, татары и др. Средняя плотность населения 0,2 чел. на 1 км2. Население размещается преимущественно вдоль морских побережий и по долинам рек. Городское население — 73%. Возникновение городов и посёлков городского типа связано с развитием горнодобывающей промышленности (Билибино, Иультин, Беринговский и др.) и морского транспорта (Певек, Провидения, Эгвекинот и др.).

Б. Ф. Шапалин.

Историческая справка. Территория современного Чукотский автономный округ была заселена ещё в период палеолита. В конце 2-го — начале 1-го тыс. до нашей эры приморские охотники и рыболовы, предки эскимосов, изобрели т. н. поворотный гарпун, каркасные (обшитые шкурами) лодки, позволившие охотиться на морского зверя (кита, моржа, нерпу). Внутриконтинентальные охотники на оленя, предки чукчей, коряков, с конца 1 в. нашей эры приручают этих животных и становятся оленеводами. В 17 в. Чукотка была включена в состав Русского государства. На Анадыре возникло русское поселение. Вхождение в состав России способствовало развитию крупного пастушеского оленеводства.

С середины 19 в. начинается, а затем всё возрастает экспансия американских промышленников и торговцев, спаивавших и грабивших коренное население. В начале 20 в. чукчи и др. народности округа находились на стадии родового строя, их хозяйство характеризовалось патриархальным укладом, хотя с этого времени, под влиянием торговли с русскими и американцами, уже шёл процесс имущественной и социальной дифференциации. Октябрьская революция 1917 освободила народы, населяющие современную территорию Чукотский автономный округ, от национального гнёта и эксплуатации. 16 декабря 1919 в пос. Анадырь возник Революционный комитет Чукотки; были аннулированы права американской фирмы «Свенсен» и местных купцов на рыбные промыслы, приняты меры к улучшению торговли. Но 31 января 1920 остатки колчаковцев произвели контрреволюционный переворот и расстреляли членов Ревкома. В июле 1920 отряд Красной Гвардии разбил колчаковцев, Советская власть была восстановлена; избран Анадырский уездный исполком, реорганизованный 6 января 1921 в народный Ревком. В октябре 1921 на Охотское побережье и Камчатку проникли из Владивостока белогвардейские банды Бирича — Бочкарёва; в апреле 1923 экспедиционный отряд Красной Армии во главе с Г. И. Чубаровым разгромил основные силы белогвардейцев; 2—5 августа состоялся 1-й Анадырский уездный съезд представителей сельревкомов и волревкомов. В 1923 в Уэлене был организован Чукотский районный совет и на всём Чукотском полуострове окончательно установилась Советская власть. Развернулась борьба за ликвидацию экономической и культурной отсталости края. В годы довоенных пятилеток проходит коллективизация сельского и промыслового хозяйства; трудящиеся Чукотский автономный округ достигли успехов в развитии оленеводства и морского зверобойного промысла. Чукчи и эскимосы получили письменность, в основном была ликвидирована неграмотность; у коренного населения появилась национальная интеллигенция. 10 декабря 1930 из Анадырского и Чукотского районов Дальневосточного края и части Якутской АССР образован Чукотский национальный (с 1977 автономный) округ. В период Великой Отечественной войны 1941—45 народы Чукотский автономный округ принимали активное участие в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. В послевоенное время народы округа достигли новых успехов в социалистическом строительстве; быстрыми темпами развивается золотодобывающая промышленность, добыча цветных металлов, транспортная сеть. Росту экономики и культуры способствовала постоянная и бескорыстная помощь русского и других народов страны. 9 декабря 1970 округ награжден орденом Трудового Красного Знамени, а 29 декабря 1972 — орденом Дружбы народов.

К. Г. Кузаков.

Хозяйство. Ведущее место в экономике округа занимает горнодобывающая промышленность, представленная предприятиями по добыче цветных металлов: олова (Валькумей), ртути (Пламенное), каменного угля (Беринговское и Анадырское месторождения). Валовая продукция всей промышленности в 1976 увеличилась по сравнению с 1960 почти в 3,7 раза. Работают Билибинская АЭС, Чаунская ТЭЦ и Эгвекинотская ГРЭС. Развита рыбная промышленность, предприятия которой используют ресурсы Берингова и Чукотского морей. Значительное развитие получила промышленность стройматериалов (Анадырь, Певек, Билибино), пищевая.

В 1976 в округе было 28 совхозов. Ведущая отрасль сельского хозяйства — оленеводство. Поголовье северных оленей — 547 тыс. (на 1 января 1977), или 24% поголовья их в РСФСР. Традиционные отрасли коренного населения — рыболовство, охота на пушного и морского зверя. Промышляют главным образом песца, в прибрежных водах — нерпу, моржей, китов. Новые отрасли сельского хозяйства: животноводство молочного направления, птицеводство, свиноводство. Поголовье (на 1 января 1977) крупного рогатого скота — 1,9 тыс. (из них коров — около 1,1 тыс.), свиней — 2,6 тыс. Имеется клеточное звероводство; на зверофермах разводят песцов. Развивается теплично-парниковое хозяйство.

Основные виды транспорта — морской и воздушный. Порты: Певек, Провидения, Анадырь, Эгвекинот, Беринговский. Важнейшие автотрассы: Певек —Красноармейский — Комсомольский, Эгвекинот — Иультин, Зелёный Мыс — Билибино и др. Судоходство по р. Анадырь (до пос. Марково — 572 км), а также по рр. Великая, Б. и М. Анюй. Развита сеть местных авиалиний. Экономич. карту Чукотский автономный округ см. к ст. Дальневосточный экономический район.

Б. Ф. Шапалин.

Культурное строительство. До Октябрьской революции 1917 чукчи были сплошь неграмотными. В 1914/15 учебном году на территории Чукотский автономный округ имелась 1 начальная школа (40 уч-ся). Средних учебных заведений не было. В 1976/77 учебном году в 96 общеобразовательных школах всех видов обучалось около 27,2 тыс. учащихся, в 1 профессионально-техническом училище —310 учащихся, в педагогическом училище — 184 учащихся. В 1976 в 112 дошкольных учреждениях воспитывалось 11,2 тыс. детей.

На 1 января 1977 работали: 88 массовых библиотек (1060 тыс. экз. книг и журналов); окружной краеведческий музей (г. Анадырь); 106 клубных учреждений; 175 киноустановок; 18 внешкольных учреждений.

Выходят окружные газеты «Советкэн Чукотка» («Советская Чукотка», на чукотском яз., с 1953) и «Советская Чукотка» (с 1933). Транслируются 2 программы Всесоюзного радио (17 ч в сутки). Местные передачи ведутся на чукотском и русском языках (7 ч в сутки). С помощью 2 наземных станций «Орбита» ретранслируют программы Центрального телевидения (13,1 ч в сутки). Местные телепередачи ведутся на чукотском и русском языках (1,4 ч в сутки).

Литература. До Октябрьской революции 1917 письменной литературы чукчи не имели; распространены были лишь разнообразные формы устного творчества. Рождение чукотской литературы было подготовлено политикой Советской власти в области культуры, возникновением собственной письменности (1931) и распространением русского языка. На её формирование оказали влияние русские классики и творчество советских писателей В. Г. Тана-Богораза, Т. З. Сёмушкина, Н. Е. Шундика и др. Первый чукотский писатель Тынэтэгын (Ф. Тинетев, 1920—1940) создал книгу «Сказки чаучу» (1940, на чукотском и русском языках).

В 50—60-е гг. выступили прозаики Ю. С. Рытхэу (р. 1930) и В. Ятыргин (р. 1919), поэты В. Г. Кеулькут (1929—63), А. А. Кымытваль (р. 1938), В. Тымнетувге (1935—65), М. В. Вальгиргин (р. 1939), В. Тынескин (р. 1945) и др. Известность в СССР и за рубежом получило творчество Рытхэу, автора сборника рассказов «Чукотская сага» (1956), трилогии «Время таяния снегов» (1958), романов «Иней на пороге» (1970), «Белые снега» (1975) и др., посвященное изображению исторических судеб чукотского народа, процессов социального преобразования и культурного пробуждения Чукотки. Формирование нового человека раскрывает Ятыргин в автобиографической повести «Судьба мужчину не балует» (1967). Кеулькуту принадлежат книги стихов «Моя Чукотка» (1958), «Дождь не мешает» (1963) и др.; Кымытваль опубликовала сборники «Песни сердца» (1960), «Тебе» (1967), «Слушая музыку» (1972) и др.; Вальгиргин — «Здравствуй, светлая жизнь!» (1968), «Вельботы уходят в море» (1970); Тынескин — автор поэмы «Сердце на ладони» (1970). Значительное место в стихах Вальгиргина и Тынескина занимает ленинская тема. В чукотской литературе в целом сильны фольклорные традиции. Произведения чукотских писателей переводятся на языки народов СССР. На чукотский язык переведены многие произведения других народов Советского Союза.

Ю. М. Шпрыгов.

Лит.: Проблемы развития производительных сил Магаданской области, М., 1961; Север Дальнего Востока, М., 1970; Российская федерация. Дальний Восток, М.. 1971 (серия «Советский Союз»); Гладышев А. Н., Куликов А. В., Шапалин Б. Ф., Проблемы развития и размещения производительных сил Дальнего Востока, М., 1974; Очерки истории Чукотки с древнейших времен до наших дней, Новосиб., 1974; Вдовин И. С., Очерки истории и этнографии чукчей, М. — Л., 1965; Леонтьев В. В., Хозяйство и культура народов Чукотки (1958—1970), Новосиб., 1973; История Сибири с древнейших времен до наших дней, т. 1, Л., 1968; Комановский Б. Л., Самые молодые литературы. (Фольклор и младописьменные литературы народов СССР), М., 1973; Писатели малых народов Дальнего Востока. Биобиблиографический справочник, Хабаровск, 1966; Писатели Дальнего Востока. Биобиблиографический справочник, Хабаровск, 1973.

 
dvlitДата: Суббота, 24.05.2008, 18:51 | Сообщение # 2
Sverh-Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 59
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Тан-Богораз В.Г.

Юрий Рытхэу

Василий Ятыргын

Василий Ятыргин и Анри Руссо


Творчество Василия Ятыргина, чукотского писателя, поначалу удивляет своей простотой. В его текстах, ключевым из которых является повесть «Судьба мужчину не балует», не найти сложных поэтических метафор, красоты стиля и глубины. Он очень наивен и реалистичен, и принцип его работы – «что вижу, то пою», но не в ироничном смысле, скорее, это его достоинство. По сути, Ятыргин описывает жизнь на Чукотке такой, какой её видит, а видит он её так, как того требует контекст культуры, в которой он вырос.
Но нет нужды вдаваться в анализ мифологии и традиций народов Севера, чтобы понять Ятыргина. Достаточно найти в мировой культуре достойный аналог его творчеству, и его место и значение будет установлено.
Ятыргин вполне умело выстраивает композицию своих текстов, и бессюжетными их назвать нельзя. Если сперва его маленькие рассказы, из которых состоит повесть, кажутся не связанными, то к середине книги обнаруживается линия, связующая их и образующая единое целое – завершённое художественное полотно жизни человека, выполненного в духе наивного реализма.
Первый же рассказ в книге, озаглавленный «Юкола» и повествующий о самостоятельном опыте ребёнка разделывания и поедании рыбы, знаменующий начальный этап его взросления, поражает своей безыскусностью. О том, что это литературный акт, говорит только наличие некоторой морали – призыва к самостоятельности, хотя, на мой взгляд, этот компонент как раз не играет особой роли. Последующие рассказы Ятыргина по сути схожи с первым и отличаются только тем, что проблемы, которые решает герой относятся к более взрослой жизни. Само название – «Судьба мужчину не балует» раскрывает и весь замысел книги.
Подобное явление наивного реализма мы можем обнаружить в картинах французского художника второй половины XIX века Анри Руссо.
Если проследить творческий путь Анри Руссо, мы увидим то же становление, возмужание, взросление автора, выраженное через его картины, что и путь Ятыргина, обозначенный в его повести. Интересны и параллели их биографий, но это предмет отдельного исследования.
На картине Руссо «Ребёнок на скалах» искушённый любитель искусства мог бы обнаружить ряд метафор самого разного толка, символы тернистого пути, сложности бытия, даже некоторые элементы из психоаналитической традиции. Однако тому, кто подлинно знаком с творениями Руссо и его жизнью, хорошо известно, что на этой картине изображён просто ребёнок и просто на скалах. Почему же ребёнок такой кривой и скалы такие странные? Потому что Руссо умел рисовать только так и никакими художественными техниками не владел. Наверно, даже не будет ошибочным сказать, что он рисовал так не от неумения, а потому, что так и видел ребёнка на скалах. То есть с точки зрения Руссо здесь налицо полный реализм. А с нашей – наивный.
То же явление мы наблюдаем и в текстах Ятыргина. Конечно, литература – не живопись, и изобразительных, описательных моментов в литературе чукотского писателя почти нет, а если есть, то они крайне скромны. Ятыргин просто описывает события такими, какими он их видит, без лишних слов и украшений. Нет у него ни описаний природы, ни проникновения в глубины характеров героев, ни претензий на драматургию – те сюжеты, которые подлинно драматичны, остаются не раскрытыми. Такие как: смерть его отца, матери, жены, ребёнка, потеря смысла существования в определённый момент жизни, когда герой уходит в затяжной запой, и конечная победа над самим собой. Обо всём это пишется просто, словно это всего лишь хроника основных событий жизни.
Но если попытаться представить тексты Ятыргина визуально, то мы увидим чукотского Анри Руссо, с его простотой, наивностью и абсолютной искренностью. Несмотря на то, что нет в его прозе никаких изысков, она, безусловно, чем-то подкупает читателя. Но чем именно?
В рассказе «Паспорт» главный герой по имени Кэргынкаав получает паспорт. Подробно описываются его переживания по поводу того, как происходил процесс выдачи документа. В какой-то момент героя отправляют в больницу на медосмотр. Во время медосмотра он думает: «Зачем меня так рассматривают, будто где-нибудь в теле ищут паспорт. Лучше бы скорее выдали».
Затем следует ещё череда формальностей, во время совершения которых герою нечем заняться, и он заявляет с детской простотой, как бы обращаясь к читателю: «Когда ничего не делаешь, время очень долго тянется». Когда он наконец получил паспорт, то, возвращаясь по улице, показывал его всем встречным.
Кончается рассказ итогом, соответствующим стилю всего повествования: «Так началась взрослая жизнь».
Отдельного интереса заслуживает рассказ «Вэкэтгывыт», названный по имени девушки. Пожалуй, именно этот рассказ наиболее эмоционален у Ятыргина. В нём повествуется о девушке, которая жила у чужих людей, о ней мало заботились, заставляли много работать, она болела, всё время плакала и в конце концов умерла. И хотя очевидно по фабуле рассказа, что подлинная трагедия девушки в чём-то ином, сам автор в завершение заявляет: «Кэргынкаав думала, что если бы её хорошо кормили и одевали, она бы осталась жива».
Особое место в повести занимают истории, связанные с охотой. Как древнейший род занятий на Чукотке, охота для Ятыргина исполнена скрытых смыслов и пронизана мистическим духом. В рассказе «Куропатка» герой видит сон, в котором стреляет в медведя, а оказывается, что это человек. Проснувшись, он идёт на охоту и подбивает куропатку, и неожиданно обнаруживает её сходство с медведем из сна.
Не совсем ясен смысл таких рассказов. Но он становится очевиден, если представить их как фрагменты живописного полотна, которые выполняют функцию изображения какого-то момента реальности, но реальности не общеочевидной, а авторской. Нужно иметь в виду, что хотя Ятыргин был воспитан Советской властью, он едва ли мог освободиться от влияния магической картины мира, в котором воспитывались и росли его предки.
В картине Руссо «Львиная трапеза», «Заклинательница змей» и многих других мы видим те же элементы магического восприятия мира.
Опять же, важно подчеркнуть тот факт, что Руссо абсолютно искренен в своём творчестве, как и Ятыргин, и его манера живописи не есть следствие долгого пути художника, ищущего новых форм самовыражения. Руссо изначально был таким, таким же и умер.
Магия в произведениях обоих художников не есть особый приём, а оказывается следствием их мировосприятия, это – магия простоты. Так же будет неверно утверждать, что Ятыргин неправильно отражает реальность, видит её поверхностно, скорее, наоборот, он видит её такой, какая она есть.
В нескольких рассказах Ятыргин раскрывает тему любви, семейного счастья. Любовь в жизни главного героя описана просто, её путь сводится к свиданиям и женитьбе, без каких-то препятствий на пути. Этот самый романтический сюжет в истории литературы, сюжет любви, так многообразно описанный в стихах и прозе, у Ятыргина, на первый взгляд, предстаёт банальным и лёгким. Однако то, что речь идёт о подлинной любви, становится ясно, когда от туберкулёза умирает первая жена героя, а затем и сын. Герой опускается, начинает пить, забрасывает работу. Но всем этим жизненным перипетиям автор даёт простое объяснение – герой надломился и повёл себя в трудной ситуации, как недостаточно волевой человек.
Чтобы понять видимую бедность изображения самых возможно ключевых и трагичных событий жизни героя, нужно осознать цель всего повествования. Автор в своей обычной манере пишет в эпилоге повести: «Многие говорят, что я описал тут свою жизнь. Не скрою, моя жизнь очень похожа на жизнь Кэргынкаава. Да и не только моя». Ятыргин поставил себе задачу просто изобразить жизнь, и описал её такой, какой он видел её в момент написания, без искусственного нагнетания драматургии, его чувства – это чувства взрослого человека, вспоминающего дела давно минувших дней.
Творение Ятыргина, как и картины Руссо, автобиографично. Его повесть разворачивается перед нами живописным полотном ключевых моментов жизни одного человека. Что же объединяет этих двух художников и что придаёт неоспоримую ценность их творчеству? Это, конечно же, абсолютная искренность и непосредственность повествования, очень редкая, как в литературе, так и в изобразительном искусстве, именно она и подкупает.
На свой страх и риск я бы назвал Василия Ятыргина чукотским Анри Руссо, живописцем жизни Севера, несмотря на то, что его призвание – перо, а не кисть.


Иван ГОБЗЕВ
материал взят на http://www.litrossia.ru/article.php?article=1692

 
dvlitДата: Суббота, 24.05.2008, 18:53 | Сообщение # 3
Sverh-Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 59
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
В.Г. Кеулькут

Кеулькут Виктор Григорьевич

--------------------------------------------------------------------------------

Виктор Григорьевич Кеулькут первый чукотский профессиональный поэт. Родился 15 января 1929 года во время перекочевки в Туманской тундре в семье оленевода, а позже охотника-промысловика Аляно. Мать Неуыттына умерла в 1949 году” Кеулькут окончил двухгодичную Анадырскую школу колхозных кадров и недолгое время работал зоотехником.

Служил в пограничных войсках в Провидения.

В 1954 году стал литсотрудником газеты "Советкэн Чукотка". В этом же году опубликовано его первое стихотворение.

В 1955 году стихи В.Кеулькута, участника Третьего Всесоюзного совещания молодых литераторов, в переводах В.Сергеева, Л.Соловьевой и Н.Старшинова, появились на страницах "Литературной газеты", столичных журналов. В 1957 году он снова побывал в Москве как делегат Шестого Всемирного фестиваля молодежи и студентов.

В 1958 году Магаданское книжное издательство выпустило первую книжку Виктора Кеулькута "Моя Чукотка" на чукотском и русском языках.

Второй сборник "Пусть стоит мороз" вышел в Москве в том же году.

В1959 году поэт становится членом Союза писателей СССР. Переезжает в Магадан, работает редактором-переводчиком в Магаданском книжном издательстве.

В 1661 - 1963 годах Кеулькут учится на Высших литературных курсах Союза писателей в Москве.

В 1986 году в Магадане вышел "Русско-чукотский разговорник", автором которого является В. Г. Кеулькут, к изданию подготовил М.П.Легков.

9 июня 1963 года В. Г. Кеулькут умер в Ленинграде в возрасте 34 лет. Похоронен в Ленинграде.

материал взят на http://rojkov.narod.ru/avtobiog/keulkut.htm

 
dvlitДата: Суббота, 24.05.2008, 18:59 | Сообщение # 4
Sverh-Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 59
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Антонина Александровна Кымытваль (род. 22 апреля 1938) — первая профессиональная чукотская поэтесса.

22 апреля — 70 лет со дня рождения Антонины Александровны КЫМЫТВАЛЬ (р. 1938), чукотской писательницы.

Кто там говорил про чукчу?.. Вам бы всё шуточки, господа классики!
А вот Антонина Кымытваль не просто классик, она — «матриарх» всей чукотской поэзии, первая профессиональная чукотская поэтесса и первая детская писательница.

Если крикнуть собакам:
«Поть-поть!»,
Да ещё рукавицей взмахнуть —
Куропаткою нарты взлетят:
Мой отец отправляется в путь.
Поть-поть!
В путь, в путь!

А.Кымытваль. Перед праздником
(пер. с чукотского Ю.Кушака)

Антонина Александровна родилась в семье оленевода, однако росла и воспитывалась в интернате: оленеводческое поселение, где жила её семья, было погублено чудовищным ураганом, унёсшим жизни отца, матери, бабушки…
Но Антонина не сдалась — выучилась на педагога, стала сочинять стихи, появились её первые книги, первые переводы на русский язык, пришла первая слава.
Для детей чукотская поэтесса решилась писать не сразу. Только в конце 1960-х вышел маленький сборник «Кто это?». Потом — «Непоседа», «О чём поёт бубен», «Это праздник весёлый — кильвей», «Встреча с Умкой», «Как построить ярангу». Лучшим переводчиком для Антонины Кымытваль стал Юрий Кушак.
Поэтесса известна и как бережный фольклорист — она много путешествует по Северу в поисках сказок и песен. В результате её поездок родился сборник «Чукотские сказки, легенды, мелодии».

материал взят на http://www.bibliogid.ru/calendar/kale-apr08

Чукотская поэтесса Антонина Александровна Кымытваль родилась 22 апреля 1938 года в селе Мухоморное Анадырского района в семье оленевода. Рано лишилась родителей, воспитывалась в интернате. При рождении ее назвали Руль-тынэ, но вскоре, после смерти брата-близнеца, ее переименовали в Кымытваль (по-чукотски "червячок"), чтобы отпугнуть злых духов.

С десяти лет Кымытваль начала писать стихи. В 1958-1959 годах она училась в, Анадырском педагогическом училище, окончив его. работала в Усть-Бельской красной яранге”. Уже в это время ее стихи печатались в журнале “Дальний Восток”, в альманахе "На Севере Дальнем", в областных газетах.

В июне 1957 года в составе чукотско-эскимосского ансамбля Кымытваль ездила в Москву на VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов. В 1960 году Антонина Кымытваль поступила учиться в Высшую партийную школу г.Хабаровска, закончив которую, работала заместителем редактора газеты "Советская Чукотка".

В I960 году в Магадане вышла первая книга А.А.Кымытваль "Песни сердца" на чукотском языке. В 1962 год этот сборник был издан на русском языке. Второй сборник стихов "Тебе" (1969) открыл читателю ее задушевную лирику.

В 1966-1967 годах А.А.Кымытваль училась на Высших литературных курсах в Москве. В 1968 году выходит ее первая детская книга стихов "Кто это?". С этого времени она много пишет для маленьких читателей, в том числе пьесы для Магаданского кукольного театра по мотивам чукотских народных сказок. Затем "Непоседа" (1974), "О чем поет бубен" (1977). "Это праздник веселый - кильвей" (1980). "Встреча с Умкой" (1983). "Как построить ярангу" (1987).

В эти годы растут творческие связи А.А.Кымытваль с магаданским кукольным театром, для которого она написала пьесы Олень Золотые Рога, Праздник Солнца, навеянные мотивами чукотских народных сказок.

Этапным в творчестве поэтессы считается сборник "Слушая музыку" (1972). в котором звучит голос зрелого литератора, которому по силам не только задушевные лирические стихи, но и крупные произведения, поэмы.Основные мотивы сборника развиваются в последующих изданиях поэтессы: "Мой любимый цветок" (1982), "Под крылом моей яранги" (1985), "Полярная муза" (1987). Вышло 20 сборников стихов на чукотском и русском языках. Ее стихи публиковались во Франции и ФРГ, Японии и странах Азии и Африки.

Издан сборник "Чукотские сказки, легенды, мелодии". В 1988 году награждена орденом "Знак Почета", медалью "За трудовую доблесть". С 1962 года является членом Союза писателей.

В 1990 г. за книгу "Как построить ярангу" (М., 1987) удостоена почетного диплома имени X.-К. Андерсена, присуждаемого Международным советом по детской книге при ЮНЕСКО. С 1975 г. живет в Магадане. Занималась переводом на чукотский язык одного из Евангелий. В последние годы публикуется исключительно в периодической печати.



МАТЕРИАЛЫ, ИНФОРМАЦИЯ, ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ


Когда в последний раз я была на Чукотке, женщины выговорили мне, мол, из-за моей книжки чукотских сказаний им некогда заниматься делами - все сидят да читают, - смеясь своим неповторимым журчащим смехом, рассказывает Антонина Кымытваль.

Накануне своего юбилея, который приходится на 22 апреля, Антонина Александровна приболела, и беседуем мы у нее дома. Все богатство - книги - уложено в ящики, заполнившие спальню: Антонина Кымытваль собирается менять квартиру. Убранство жилища первой чукотской женщины-поэтессы, лишившись книжных полок, выглядит скромно и незатейливо - хозяйка никогда не гналась за вещами. Жила своим творчеством, работой, семьей и детьми, а их было много, ведь, кроме двух родных дочерей Любы и Насти, Антонина Александровна Кымытваль и ее муж Виталий Игнатьевич Задорин воспитывали еще и четверых осиротевших племянников Антонины Александровны. Совсем еще молодая, неискушенная в ведении хозяйства, она уставала нечеловечески, ведь в это время стала серьезно заниматься еще и литературным трудом, да и журналистская работа отнимала много сил... Однако держалась.

Сегодня племянники Кымытваль, оставшиеся на своей родовой фамилии Лятыргины, выросли, определились, сами воспитывают детей, а старшая Лиля стала уже бабушкой... И благодарны тете, что в те годы не захотела, чтобы они, дети ее рано ушедшей из жизни старшей сестры, попали в детский дом. Ведь и сама она знала не понаслышке, что такое сиротство... Рано потеряв родителей и бабушку, жила то у близких, то у дальних родственников, а то и вовсе у чужих людей, так что можно только догадываться, как прошли первые годы жизни чукотской поэтессы.

В те времена уклад жизни и хозяйства у ее народа был патриархальный, соблюдались старинные обряды и верования. И когда восьми месяцев отроду умер брат-близнец, то мать, следуя обычаям своего рода, боясь разгневать «духов болезни», отказалась кормить оставшегося в живых ребенка. Девочку ждала голодная смерть. Однако бабушка пожалела беспомощную кроху, она выкормила внучку оленьим молоком, а что-?6ы обмануть злых духов, девочке дали новое имя - Кымытваль. Силы любви и сострадания победили вековые суеверия, и будущая поэтесса осталась жить, чтобы ввести людей других культур в духовный мир своей древней и самобытной северной культуры чукчей.

- Я родилась в селе Мухоморном, - вспоминает Антонина Александровна. - Выросла рядом с волками, медведями - никогда их не боялась. Чаат я с собой носила и малокалиберку. Один раз иду по тундре и вижу - медведь. Выстрелила из мелкашки, а эта пуля для него, как комариный укус. Медведь не тронул меня. А в другой раз встретилась с росомахой. Она коварная - не знаешь, как себя поведет. Крикнула я на нее, и росомаха уступила мне дорогу. Кстати, и моя дочка Люба совершенно не боится хищников, может, потому и выбрала профессию биолога.

Школа-интернат села Мухоморное, куда в 1946 году вместе с другими детьми оленеводов, кочевавших в верховьях рек Анадырь и Чаун, поступила и Кымытваль, стала первым шагом чукотской девочки в новую жизнь. Там она получила русское имя и отчество - Антонина Александровна, а чукотское - Кымытваль - с тех пор сделалось ее фамилией. Новое имя, новые люди, вещи и понятия - все здесь было интересно и радостно, все рождало чувство счастья, здесь же в 10 лет Тоня написала свое первое стихотворение на чукотском языке, украсив его еще и русскими словами.

Училась Кымытваль старательно и хорошо, в школьные годы начала осваивать русский язык, читать русские газеты, книги... Интерес к поэзии пробудили в девочке стихи Михаила Лермонтова, впервые прочитанные в школе и поразившие Тоню удивительной мелодикой. Она много читала, не бросала попыток сочинять стихи, и по мере взросления тяга к творчеству становилась у нее все серьезнее.

В 1954 году Антонина Кымытваль поступает в Анадырское педагогическое училище. К этому времени учебное заведение, где готовились педагогические кадры для Чукотки, было известно как своего рода кузница литературных кадров, откуда выходили будущие чукотские поэты и писатели. Кроме Антонины Кымытваль, здесь в разное время учились Юрий Рытхэу, Юрий Анко, Таисия Гухувье, Владимир Тымнетувге, Владимир Етытегин, Владимир Тынескин, Зоя Ненлюмкина. Литературным объединением здесь руководил библиотекарь Константин Петрович Синиц-кии - человек, любящий и понимающий литературу. Часто посещал кружок и Виктор Кеулькут, работавший тогда в газете «Советская Чукотка».

Именно в Анадырском педучилище Антонина Кымытваль обрела первого литературного переводчика и наставника - Валентина Португалова, «папу Валю», как звала его юная поэтесса, который напророчил ей большое литературное будущее. Первым шагом к славе стала «Песня о дружбе» на слова Антонины Кымытваль, исполненная в 1957 году на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве национальным чукотским ансамблем, впоследствии получившим название «Эргырон». Окончив в 1958 году педучилище, Антонина Кымытваль отказалась от работы в газете «Советская Чукотка», куда ее приглашали. Уехала по распределению в поселок Усть-Белая - посчитала своим долгом перед земляками поработать учителем в красной яранге. Исконный уклад жизни менялся на глазах, и молодая учительница начала записывать древние сказания и песни чукчей, их обычаи, верования. Она стала здесь и учителем, и лектором, и медсестрой, и комсоргом. Вместе со всеми рыбачила, охотилась. Здесь же до тонкостей изучила «тундровый» чукотский язык, прочувствовала жизнь своего народа, постигла музыку тундры, которая позднее вылилась в стихи.

В 1959 году светлой памяти Борис Моисеевич Рубин, редактор газеты «Советская Чукотка», отзывает Антонину Кымытваль на журналистскую работу в редакцию этой газеты. Журналистика дала возможность объездить всю тундру, заполнить записные книжки бесценными записями. А в 1960-м выходит и первая книга стихов Антонины Кымытваль «Песни сердца». Так началась ее литературная судьба. Она воплотилась в книги, большинство из которых переведены на русский, в учебники для чукотских детей, сценарии для спектаклей на чукотском языке. Стихи переводили Р. Добровенский, Л. Миланич, А. Пчелкин, В. Першин, Ю. Кушак, А. Черевченко, М. Эдидович. А вот перевести на русский язык книгу «Чукотские сказания», вышедшую в 1987 году, еще не удалось.

Антонина Кымытваль окончила Высшую партийную школу в Хабаровске и Высшие литературные курсы в Москве. Участвовала во всероссийских и международных совещаниях и конференциях по проблемам коренных народностей Севера и их литературы. Награждена орденами Дружбы народов и «Знак Почета». Вырастила двух дочерей и четырех племянниц. По большому счету, сделала для своего народа очень много, получив от него и признание, и неподдельную любовь.

Мы сидим за чаем в ее квартире, беседуем о сегодняшнем дне чукотской литературы, о жизни, рассматриваем семейные альбомы. В них фотографии ее дочек, в жилах которых течет русская кровь отца и чукотская - матери. Девочки унаследовали таланты своих родителей - старшая Люба по образованию биолог, знает шесть языков, сегодня живет в Испании. Смотрю на снимки, где красивая молодая женщина стоит рядом с испанским мачо - мужем Мануэлем. Они живут в городе Авьедо, где Люба работает в мэрии, ожидают рождения ребенка, как определили врачи -девочку. Так что у Антонины Александровны скоро появится уже третья внучка - двух подарила младшая дочь Анастасия. В заботах о них сегодня вся ее жизнь. Внуки же потребовали написать детские стихи и для них.

- Говорят мне: «Бабушка, ты почему только маме и Любе стихи посвящаешь? А нам?..» - улыбается Кымытваль. - Вот я и засела. Подняла все свои записные книжки, готовлю второй. Представляете, в Интернете появился даже мой сайт!

Ее жизнь заполняет не только литературная работа. Как любящая мать и бабушка, она занята и извечным женским трудом - всегда что-то вяжет своим внукам, шьет им меховые чижи, тапочки... Великолепно готовит рыбный пирог. Любит раскладывать пасьянс. А отдохнув за этими истинно женскими занятиями, снова принимается за литературную работу, которая в начале жизненного пути была ее существенной материальной поддержкой, так как прокормить шестерых детей на зарплату ее и мужа было непросто, а сегодня творчество стало утешением.

- До этого я печатала на машинке, - делится Антонина Александровна. - Но в последнее время очень болит спина. Теперь мне помогает печатать артист нашего ансамбля «Энэр» Олег Ныпевги. С магаданским музыкантом Александром Шевчуком готовим второй компакт-диск с чукотскими, эвенскими сказаниями.

- А на Чукотку вас не зовут?

- Все время зовут в Омолон. Звали и на этот юбилей. Но поехать туда сейчас не могу, здоровье подводит. Хотя ехать есть куда - двое детей старшей сестры, которых я воспитала, живут на Чукотке в поселке Усть-Белая Анадырского района. Зовет и Люба в Испанию. Но как я буду жить вдали от своих внуков? Останусь уж здесь, в Магадане.

Люди сторонние говорят, что все на Чукотке живут хорошо. А на самом же деле мои земляки питаются тем, что добудут охотой на лосей, диких гусей, оленей, чтобы прожить, ловят рыбу. Моя старшая племянница Лиля Лятыргина там живет, так что я знаю. Все продукты, что продаются в магазинах, не по карману оленеводам. Единственное, что хорошо на Чукотке: губернатор Абрамович заботится о детях. Каждое лето их вывозят на отдых, при рождении ребенка семье выделяют 1000 рублей. Правда, на эти деньги сегодня что купишь? И понимаю, почему мои земляки стараются не заводить большие семьи. Не смогут они их прокормить. Денег заработать негде, а жить, как жили до Октября, уже не смогут. Наш народ сегодня находится между двух культур - как следует не познал русскую и теряет свою собственную. В Анадыре очень голодно у моих земляков. Приехала - у одного знакомого в холодильнике только корюшка, у других - горсточка риса. Но все же мои родственники, спасибо им, стараются меня побаловать: то мяса оленьего передадут, то чир для строганины.

Связь с Чукоткой я поддерживаю, книги свои туда посылать, конечно, буду. Тем более что недавно пришла мне телеграмма с сообщением, что на Чукотке будут два раза в год выпускать альманах на чукотском и русском языке. Это, кстати, самый лучший вариант. Узнав об альманахе, я очень взбодрилась, большой стимул писать появился. Ведь на Чукотке сейчас много читают и ждут моих книг.

- Антонина Александровна, чукотская литература - явление уникальное, в годы советской власти она обещала очень многое - лишь в одном поколении появилось столько имен. А сегодня есть ли у вас смена среди чукотской молодежи?

- Конечно, талантливые ребята есть, но, к сожалению, все они пишут на русском языке, не зная его достаточно хорошо. Чукотский тоже не знают во всей его глубине. И это меня печалит. А вот горловое пение очень распространено до сих пор, к примеру в оленеводческих бригадах, в маленьких поселках. Сейчас я редко там бываю - не позволяет здоровье, хотя так хочется домой, в тундру! Вот и последние книги я написала на основе материала, собранного еще в прежние годы, когда я очень много ездила в экспедиции в тундру. Свои первые произведения сначала читала в стойбищах землякам и наблюдала за их реакцией. Если они слушают внимательно, где надо смеются, а где надо грустят, значит, написано хорошо.

Беседа за чаем у Антонины Кымытваль завершилась. А через три дня мы встретились в областной библиотеке имени Пушкина, где состоялось чествование чукотской поэтессы по случаю ее юбилея. Основные заботы по организации вечера взяла на себя областная писательская организация, вел творческий вечер руководитель писательской - организации поэт А Л Станислав Бахвалов. Юбилярша сидела на специально отведенном почетном месте скромно и, казалось, безучастно. Напротив стенд с ее книгами, подготовленный сотрудниками библиотеки, - результат работы целой жизни. Поэтесса слушала слова поздравлений, принимала цветы, памятные адреса от представителей администрации области, мэрии, областного управления культуры. Стеснительно улыбалась, благодарила. Легкая грусть не оставляла ее лица, хоть и росла гора цветов на столике, не жалели теплых слов поздравляющие.

Но вот послышались гулкие звуки ярара, зазвучали слова сказания о Вороне. Кымытваль оживилась, на губах появилась улыбка. А когда на импровизированную сцену стремительно влетели юноши и девушки из ансамбля «Энэр», лицо Антонины Александровны расцвело. Видно было, какую радость доставляет ей, рожденной в раздольной чукотской тундре, эта, пусть и мимолетная, встреча с ней, с землей ее народа. А после были стихи юбилярши. Удивительные по накалу чувств, системе образов, поэтичности... Прочитали эти лирические строки Кымытваль члены студии «Завтрашний день», как бы принимая эстафету от старейшины литературного цеха Северо-Востока.

Апофеозом вечера стала премьера песни композитора Александра Нагаева на слова Антонины Кымытваль. Извечная тема любви и разлуки... Уже после первых куплетов слушатели загрустили, их глаза увлажнились. И стали они свидетелями рождения несомненного хита.

После вечера был фуршет в узком кругу, оживленные разговоры и воспоминания, планы... Обсуждалась и возможность выпуска третьего компакт-диска с песнями на слова Антонины Кымытваль, посвященного 50-летию области. Есть все основания обеспечить его. В завершение вечера юбилярша сказала: «Все. Постараюсь дожить до следующего юбилея!».

Екатерина КУЗЕМКО. "Магаданская правда"

материал взят на http://www.kolyma.ru/magadan/person/kimitval.shtml

 
Форум » Литература Дальнего Востока » Чукотский Автономный Округ » Чукотский Автономный Округ (информация)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

"Лит-портал "ДВ-Лит" (с) стая товарищей © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz