Среда, 21.11.2018, 12:22

ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА 21-го ВЕКА
 
 



Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Шатун | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Литература Дальнего Востока » Приморский край » Кочеткова Эльвира (поэтесса, г. Владивосток)
Кочеткова Эльвира
Василий_ТарасенкоДата: Пятница, 06.07.2018, 22:06 | Сообщение # 1
Главное зло сайта
Группа: Администраторы
Сообщений: 69
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline

Ученый, поэт ЭЛЬВИРА КОЧЕТКОВА

Опубликовано 08/10/2017 | Автор: redaktor1

Зльвира Кочеткова пришла в литературу человеком зрелым, убедительно состоявшимся и в любимом деле, и в жизни личной. За плечами — физфак ДВГу, аспирантура Московского госуниверситета им М.В. Ломоносова, защита кандидатской диссертации в столице, два десятилетия преподавательской работы в ДВВИМУ-МГУ им. адмирала Невельского во Владивостоке. Радовали сыновья — Василий и Даниил. Придёт время, они получат дипломы знаменитого вуза, в котором мама и сегодня работает доцентом кафедры физики. Ныне в активе члена Союза российских писателей и Русского географического общества Эльвиры Кочетковой книги стихов и прозы, публикации в журналах «Литературный меридиан», «Сихотэ-Алинь», «Пограничник» (лауреатом которого она является), в периодике Москвы и Санкт-Петербурга, в научных сборниках Казахстана (Павлодар). Эльвира Васильевна — директор благотворительной издательской программы «Народная книга», начальник штаба по организации Дней славянской письменности и культуры на Дальнем Востоке, руководитель студии «Паруса». Лирический репортаж Э. Кочетковой с родного для неё Русского острова — не первая публикация автора в «Утре России».
Эльвира КОЧЕТКОВА: ВЫ ПОВЕРЬТЕ НАМ, ОТЦЫ!
Весна во дворе каждый год благоухает черёмухой. Высокой, густой, доверчиво раскинувшей цветущие ветки над малюсеньким пятачком земли без асфальта перед окнами городской девятиэтажки из восьмидесятых годов прошлого века. Наверное, и черёмуха посажена тогда. Я ещё радостно взрастала в заповедных сопках родного Русского острова. И смотрела на мир доверчиво, не ожидая от него ни разлук, ни предательства.
Этой весной кто-то — чужой ли, свой? -поиздевался над черёмухой. Кора содрана, ствол в рубленых ранах беззащитно белеет на фоне тёмных гаражей, истекая древесной лимфой. Я остолбенела…
Иду по соседям за сочувствием и советом. «Бери собаку — ищи след”, — иронизирует владелица сада-огорода, конечно, знающая, как лечить деревья. Другая добавляет: «Эти насаждения создают тень и нарушают фундамент дома». А сосед бухтит: «Я бы снёс все газоны и сделал двор сплошной автостоянкой». Недоумеваю: «А как же красота?! Послушайте, я хочу красоты!» — «Красота должна быть на даче»…
Обнажённый ствол замазываю садовым варом. Жду новой весны — не умрёт ли моя черёмуха? Думаю о человеке — непостижимом существе, в котором макро- и микрокосм непрерывно превращаются в желания и поступки. Разные желания, разные поступки…
Я выросла в лесах Русского острова. Я могу представить себя деревом, а лес кажется мне частью меня. Высокий и плотный укроет от дождя, ягодный и травяной накормит-напоит. Каркнет ворона, хрустнет ветка — кто-то бродит неподалёку. Порою и костерок разводила — не для еды. Запах костра вдохнуть, треск горящего хвороста услышать, на пляшущие язычки наглядеться. Ни одного пожара не устроила, ни одной ветки зря не сломала. По траве босиком набегалась, из ручьёв в овражках воды испила вдоволь. В городскую жизнь это благоговение перед живой природой увезла. Увижу в городе, как в кулачке розовощёкого малыша повисает на стебельке жёлтая головушка одуванчика, — душа волнуется.
Сели недавно на дерево перед окном две молодые сороки. Поплясали на ветках друг перед другом и сорвались, стрекоча. Я — за ними. Мысленно. До самого Русского острова. Там я улыбаюсь. Люблю маму и папу. И, конечно, родину… Смородина в саду приветливо кивает чёрными налитыми гроздьями…
Детство живёт в нас. Но вдруг обнаруживается: его родники и деревья, и эта река, и стадион на её берегу, и — чуть дальше — библиотека, и ещё дальше — старое кладбище ждут нашего заступничества.
…Учитель литературы дотошно проверяет твоё сочинение. Ты пишешь неказисто, но искренне. Она подмечает смысловые и стилистические огрехи, неверные точки-запятые, но потом читает классу лучшие строки. Невысокая русоволосая женщина с розовым маникюром, припудренным мелом, и красными от помады губами остаётся в сердце, навсегда благодарном за открывшиеся тебе тайны родного языка. Она ещё не знает, что ты когда-нибудь напишешь книгу, в которой она снова будет вести урок. И ты об этом тоже пока не знаешь…
Белый фартук, красный галстук… В среднем ряду большого школьного хора на сцене Дома офицеров Русского острова мне кажется: хор начинается с меня. Сквозь удары собственного сердца я взрываю тишину, которую никто больше не смел нарушить:
И вновь продолжается бой,
И сердцу тревожно в груди…
Смотр художественной самодеятельности школьников. Мой голос вливается в многоголосье хора:
Весть летит во все концы:
Вы поверьте нам, отцы, -
Будут новые победы,
Встанут новые бойцы!
В зале — мама. Классный руководитель какого-то класса, учитель математики. Где-то в дальних рядах — отец. Присел ненадолго, вытянув раненую ногу. Отец -начальник радиоузла Дома офицеров. Он мною гордится. Раньше других замечает, как делаю вдох, чтобы читать стихи. Не знаю, почему я. Доверили. Мне это нравится. И школа нравится. И остров. Мой — никому ещё не известный, закрытый военный гарнизон, к которому чётко по расписанию сквозь шторма пробирается паром, гружённый людьми и военными машинами.
Я горжусь отцом. Он защитил Родину, и на земле больше не будет войны. Дом офицеров — культурный центр острова. Отец ходит туда каждый день. «Доброе утро товарищи!» — раздаётся в шесть утра по радиотрансляции. Слышу его голос сквозь сон. Радио включено всегда. В каждой квартире. Чтобы будить островитян, отец встаёт в четыре утра и, припадая на негнущуюся ногу, телепает в Дом офицеров от самой пятнадцатой школы, возле которой стоит наш дом. Если у кого-то молчит радиоточка, отец отправляется туда с электриком. Электрик влезает на железных «когтях» на столб, радио начинает работать. Хозяин радиоточки непременно приглашает в дом, желая отметить устранение неисправности.
Радиоузел на третьем этаже. Пробираясь туда, громко здороваюсь со всеми встречными. Люди в военной форме мне очень нравятся. Они подтянуты и красивы. Я даже помню некоторые фамилии: Касияненко, Шмаков, Троцкий, Ёлкин, Коваленко, Дианов, Чернов… Напротив дома офицеров — дом для офицерских семей. Из-за переводов по службе семьи часто менялись.
Однажды транслировалось на острове и моё выступление. Кто это придумал, давно забылось. Хорошо помнится — мы с одноклассницей Альбиной Усмановой пели:
Много у бабушки с нами хлопот,
Варит нам бабушка сладкий компот…
У меня, первоклашки, бабушек уже не было. Не было и бабушкиного компота. Но главное — не было музыкального слуха. В хоре это не очень заметно, а вот когда в утренней радиопередаче зазвучали наши с Альбиной голоса, я спряталась под одеяло, радуясь, что передача ранняя. Но это, конечно, мелочи. Куда важней — в Доме офицеров мне вручали аттестат о среднем образовании, и здесь же проходил мой выпускной балл.
Дом офицеров флота на Экипажной был сердцем Русского острова. Здесь рукоплескали ветеранам войны, награждали тружеников гарнизона, встречали писателей, артистов — самых разных советских знаменитостей. Здесь вспыхивали гирляндами новогодние ёлки, стрекотала киноплёнка, басили динамики танцевального зала, звенели бокалы. Я очень любила ходить с мамой в библиотеку и заглядывать в комнату отдыха на втором этаже. Там было уютно и красиво, у стен стояли большие цветы, между двух мягких кресел на маленьком столике шли в атаку шахматные фигурки.
Казалось, Дом офицеров будет всегда. Светлый, торжественный, в зелени маленького парка с воротами на колёсиках и большой лестницей, где каждый год непременно делались коллективные фотографии. Найдётся ли островитянин, у которого в альбоме нет такой фотографии…
Замирая сегодня в беспризорном заброшенном сквере у покорёженных ворот с якорьками и звёздами возле ветшающего исторического здания, я думаю о том, как безжалостно отменяет время смыслы и жизни, обещания и клятвы, мечты и надежды. А ведь я обещала…
Но остаётся Слово. Достойное о достойных. Две буквы «СТ» есть и в слове «КРЕСТ». Их смысловой код — стоять вертикально, крепко, не гнуться. Стихотворение Ивана СЛЕПНЁВА «Остров» — о тех, кто стоял на морских воротах города Владивостока, на восточном фронте большой красивой страны. И на ступеньках той самой лестницы…
Остров Русский, речь крутая,
жёсткий ветер-снеговей,
ты — живая запятая в биографии моей.
Тишина твоих орудий,
караульный грозный плащ.
Здесь дышал я полной грудью…
О, как воздух твой пьянящ!
Всем поклон — островитяне! -
За размах и соль рубах,
За глубокое дыханье,
За мужской широкий шаг!

Страница подготовлена в студии «Паруса».

Статья взята здесь - газета Утро России
 
Форум » Литература Дальнего Востока » Приморский край » Кочеткова Эльвира (поэтесса, г. Владивосток)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

"Лит-портал "ДВ-Лит" (с) стая товарищей © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz